• Никульское, село

    Церковь в с. Никульское


    Село Никульское расположено в Коломенском районе, в Радужном сельском поселении. Население около 300 человек.
    Несколько веков назад село Никульское называлось Микульским, потому что было имением коломенского полководца Микулы Вельяминова. После гибели в Куликовском сражении русского воеводу, ведшего войска против ордынских завоевателей вместе с Дмитрием Донским, похоронили в его имении, на том месте, где некогда стояла его именная церковь. Сегодня, в память о далеких событиях, здесь установлен поклонный крест.

    Средства на изготовление этого памятника (высотой около двух метров, стоимостью 7 тысяч рублей) и установку выделила администрация Коломенского района. Это не первый подобный монумент в Никульском. Точно такой же крест был установлен около местного храма, в честь 620-летия битвы на Дону.

    О том, что останки Микулы Вельяминова захоронены в Никульском, местные жители узнали сравнительно недавно. В 1930-е годы из именной церкви полководца сделали сельский клуб. Когда его стали перестраивать, рабочие случайно откопали колоду (гроб, вырезанный из ствола дерева), в которой, по преданию, и был захоронен коломенский воевода. 21 сентября в рамках празднования юбилея Куликовской битвы и Дня Коломенского района в Никульском поклонный крест торжественно установили и освятили в присутствии главы района Н. М. Оттясова, заместителя председателя Московской областной думы В. П. Куликова и жителей села. После освящения монумента протоиерей Николай Качанкин прочитал молитву в память о воинах, погибших на поле Куликовом.
    В селе Никульское с детьми


    Село известно своим храмом - Престолы святителя Николая Чудотворца Феодосия Черниговского. Церковь заложена в 1898 году, освещена в 1904 году.
    Из истории села
    Великий князь московский Иван Калита (ум. 1340) в своей духовной грамоте (1328 г.), написанной перед поездкой в Орду, сельцо Микульское отдал сыну Симеону: «Се дал есмь сыну своему большему Семеону... Коломну, со всеми коломенскими волостями... сельце Микульское...». После смерти Симеона Ивановича, прозванного Гордым (ум. 1353), Никульским владел его брат, великий князь московский и владимирский Иван Иванович Красный (ум. 1359), после которого село перешло к его сыну, великому князю Димитрию Ивановичу Донскому, который своим завещанием отдал Коломну, соседние волости и деревни, в том числе Никульское, своему сыну Василию. Никульское оставалось государевым селом до 1677 г., затем дано царём Фёдором Алексеевичем Михаилу Ивановичу Глебову «за его службу, за литовские походы» - вотчина «из царского поместья в большом Микулине стану, жребий села Микульского». При Петре I Глебов был окольничим, близким царю человеком.
    Никульское принадлежало двум владельческим фамилиям: Стрешневым и Глебовым, так и село делилось на Стрешневу слободу и на Глебову. Последним в роду был киевский губернатор генерал-аншеф Пётр Иванович Стрешнев (1711-1771). Его дочь Елизавета Петровна (1751-1837), статс-дама (с 1826), рано потеряв мать и братьев, умерших во младенчестве, она осталась единственным ребенком и богатой наследницей. Была невероятно избалована. Елизавета Петровна была известна как хранительница устоев старины, она окружила себя приживалками и собачками. Властная и деспотичная, она вышла замуж в 1772 г. за вдовца генерал-аншефа Фёдора Ивановича Глебова (1734-1799). Федор Глебов младший сын генерал-аншефа Ивана Федоровича Глебова, родился 31 декабря 1735 г. и на восьмом году своего возраста был записан в службу в 1742 г. Явив первые опыты храбрости в Семилетнюю войну, он в 1761 г., при вступлении на престол императора Петра III, на 26-м году от рождения был уже полковником. Императрица Екатерина II произвела его в 1764 г. из бригадиров в генерал-майоры.
    Война с Портою Оттоманскою вызвала Глебова снова на поле чести: он участвовал в 1769 г. под знаменами князя Голицына в разгроме 19 апреля Караман-паши под стенами Хотина; в поражении и обращении в бегство 29 августа верховного визиря Молдованджи. В последней битве он командовал вместе с Потемкиным кавалериею и за оказанное мужество был награжден орденом Св. Анны. Федор Иванович продолжал служить под главным предводительством фельдмаршала Петра Румянцева-Задунайского: сохранял в 1770 г. с четырьмя пехотными полками сообщения армии с Подолиею, потом, во время Кагульского сражения 21 июля воспрепятствовал крымским татарам овладеть русским обозом. В сентябре того же года фельдмаршал вверил Глебову корпус, состоявший из 8 пехотных полков, 3 гусарских и одного карабинерного, приказав взять Браилов. Он держал крепость в тесной осаде с 26-го числа, отражая со значительным уроном для турок частые их вылазки. В ночь с 23 на 24 октября Глебов предпринял приступ, но без успеха: потерял около 500 человек убитыми и более 1 тыс. 300 ранеными. В это время приблизился неприятельский корпус, спешивший от устья Яломицы на помощь осажденным. Глебов вынужден был снять осаду и пошел в Максимени, что на реке Серете. Фельдмаршал усилил войско Глебова еще шестью полками пехоты и подтвердил данное прежде приказание овладеть Браиловым. Повторная осада устрашила турок: они оставили крепость и переправились через Дунай. Русские вошли в Браилов 10 ноября.
    В следующие походы 1771 и 1772 гг. Глебов, продолжая службу под знаменами Румянцева, не отличил себя никаким особенным подвигом. В 1773 г. он содействовал фельдмаршалу во взятии под Силистриею неприятельского стана, расположенного на высотах, окопанного рвом и защищаемого пушками. В 1774 г. он командовал первою дивизиею (при которой находился Задунайский), состоявшею из 8 полков пехотных, 4 конных, гусарского и 2 казачьих. Глебов переправился через Дунай 10 июня; снова сразился с турками под Силистрией, участвовал в овладении многими орудиями и всем обозом неприятельским. Вскоре Кайнарджийский мир прекратил кровопролитную брань. В продолжение войны Глебов был произведен в 1773 г. в генерал-поручики; получил, вслед за тем, польские ленты Белого Орла и Св. Станислава, пожалован 28 июня 1782 г. в генерал-аншефы и в том же году 24 ноября награжден орденом Св. Александра Невского. Федор Иванович Глебов, более пятидесяти лет деятельно служивший престолу и отечеству, скончался в звании сенатора 29 ноября 1799 г., на 65-м году от рождения. Он отличался строгою нравственностью, любил благодетельствовать. Прах его покоится в Московском Донском Монастыре.
    В 1803 г. ей и её детям Дмитрию и Петру указом императора Александра I было дозволено именоваться Глебовыми-Стрешневыми. Дмитрий Фёдорович (1782-1816) не был женат, а Пётр Фёдорович (1773-1807), гусар, генерал-майор, женившись против воли матери, так как невеста была из бедной семьи, на сестре однополчанина, княжне Анне Васильевне Друцкой-Соколинской (род. 1785), имел сына Фёдора (ум. 1864, полковника, не имевшего потомства), и двух дочерей, Прасковью и Наталью. Наталья Петровна Глебова-Стрешнева, владевшая частью с. Никульского, в 1839 г., вышла замуж за генерал-майора Фёдора Логгиновича Бреверна (1802-1884). Он начал службу в 1818 г. корнетом лейб-гвардии Конного полка, в 1820 г. он уже штабс-ротмистр, адъютант главнокомандующего 1-й армией. В 1826 г. Бреверн был привлечён по делу декабристов, арестован. На следствии было установлено, что членом тайных обществ он не был, но знал об их существовании. Высочайше было повелено установить за ним секретный надзор и ежемесячно докладывать о поведении. В 1831 г. надзор снят. В 1833 г. Фёдор Логгинович произведён в полковники. С 1834 г. командовал Борисоглебским уланским полком, в 1840 г. вышел в отставку с чином генерал-майора. В 1853-1856 гг. Фёдор Логгинович Бреверн исполнял должность коломенского уездного предводителя дворянства. В 1863 г. выборный в думскую комиссию. В преклонных годах Наталья Петровна писала мемуары. У Натальи Петровны и Фёдора Логгиновича была дочь Евгения. В 1862 г. Евгения Фёдоровна Бреверн (1846—1924) вышла замуж за князя Михаила Валентиновича Шаховского (1836-1892). Князь М.В. Шаховской с 1870 по 1875 г. был губернатором в Эстляндии, с 1875 по 1879 г. в Тамбове, в 1879 г. назначен почётным опекуном (член Опекунского совета, органа управления Воспитательными домами и кредитными учреждениями при них (Опекунский совет выдавал деньги под залог имений). На должность почётного опекуна (соответствовавшую 3-му классу табели о рангах) назначала высшая власть. Фёдор Петрович Глебов-Стрешнев, не имевший детей, после вступления в брак его племянницы Евгении Фёдоровны испросил право её мужу именоваться князем Шаховским-Глебовым-Стрешневым, на что в 1866 г. последовало высочайшее соизволение.
    Другая часть с. Никульского была во владении Глебовых и называлась Глебова слободка. «В 1676 г. февраля 28 дня при царе Феодоре Алексеевиче дана Михаилу Ивановичу Глебову за его службу, за литовские походы из царского поместья вотчина, в Коломенском уезде в Большом Микулине стану, жребий села Никульского, а в нём, по книгам Коломенского уезда, письма и меры Симеона Усова в 1635 г. и 1636 г. написано: пашни - 142 четверти». Окольничий Михаил Иванович Глебов умер в 1701 г., и Никульское перешло к его сыну Фёдору Михайловичу Глебову. Сын Фёдора Михайловича, Алексей Фёдорович Глебов, женился на Анастасии Алексеевне Закревской, в приданое он взял несколько вотчин. От этого брака родились дочери Наталья, Мария, Елена и сын Николай. Николай Алексеевич Глебов, женатый на Стрекаловой, стал владельцем части с. Никульского, перешедшей затем по наследству к его сыну Фёдору Николаевичу Глебову.
    В селе стоял деревянный храм Святителя Николая. На этом месте деревянные церкви сменяли одна другую в течение пяти столетий. Как вспоминали старики, родившиеся в XVIII в., храм был круглым, без колокольни, тесным и холодным (без печей). Маленькие колокола висели на столбах. Внутри всё ветхо, черно, иконостас закопчён так, что лики святых трудно просматривались. С 1737 по 1758 г., с небольшими перерывами, в храме служил священник Иван Максимов. В 1797 г. - священник Аристарх Максимов. В это время в приходе было 100 дворов. 1 мая 1787 г. был дан храмозданный указ на построение вновь деревянной на каменном фундаменте церкви Николая Чудотворца вместо прежней ветхой. Новую приказано построить на другом месте, вблизи прежней, по построении прежнюю разобрать и поставить два голубца (голубец изображён на фотографии, это памятный каменный столп на месте алтаря упразднённого храма, с крестом и иконой). В 1789 г. в Никольской церкви было запрещено служить. Она пришла в ветхость, особенно паперть, вход через которую стал небезопасен. В 1822 г. Никольский храм перестроил местный помещик Фёдор Николаевич Глебов, человек религиозный. Он бывал на каждом богослужении и следил за присутствием в церкви крестьян, делая им потом замечания о пропусках служб. В 1830-х гг. с. Никульское было во владении штабс-капитана Фёдора Николаевича Глебова (57 дворов, 590 крестьян и крестьянок) и генеральши Елизаветы Петровны Глебовой-Стрешневой (36 дворов, 374 души крестьян обоего пола). В 1828 г. священник Никольского храма Пётр Семёнов писал в клировой ведомости о наличии в Никульском старообрядцев половцев (52 крестьянина и 72 крестьянки) и о их вредном влиянии на православных.
    В 1848 г. на средства Фёдора Николаевича Глебова, по благословению митрополита Филарета, под храм был подведён фундамент из белого камня, вместо прежних деревянных папертей сделаны каменные, снаружи стены для прочности и более приличного вида окрашены масляной краской. При Глебове храм расписан внутри и построена колокольня. Ф.Н. Глебов умер в Москве в 1852 г. на 81-м году жизни и похоронен в с. Никульском, в ограде церкви у алтаря. На памятнике была надпись: «Примерный он был друг, примерный всем отец, в селенье райское прими его, Творец». Он был действительно отцом и другом своих крестьян. В конце осени он справлялся о количестве скота на каждом крестьянском дворе, и если оно оказывалось недостаточным, причём, по наведённым справкам, причиной были не лень и пьянство, то помещик давал ту или другую животину. Он был непримиримым врагом пьянства, и выпившие старались не попадаться ему на глаза. По смерти Ф.Н. Глебова его часть с. Никульского разделилась на три: брату Павлу Николаевичу Глебову, племяннику Николаю Александровичу Глебову, который впоследствии был мировым посредником, и племянникам Александру и Николаю Васильевичам Глебовым. В 1866 г. к церкви пристроен придел во имя Покрова Божией Матери; материал взят из дома Ф.Н. Глебова. После смерти владельца усадьба в селе пришла в упадок, парк зарос. В начале XX в. ею владел И.Г. Соколов, в 1911 г. А.Е. Байдаков. В 1890 г. при с. Никульском была шёлковая фабрика Петра Петровича Лабзина (307 рабочих). В конце XIX в. в Никульском насчитывалось 155 домов, из них лишь около десятка хорошей постройки, бань мало, мылись в печках. В Коломенском уезде лес дорог, поэтому топили печи не только дровами, но и хворостом, соломой, гречневой лузгой. Ф.Н. Глебов убеждал крестьян разводить плодовые сады, и они появились при каждом доме, продажа плодов и ягод на рынке в Коломне стала большим подспорьем в хозяйстве. Многие крестьяне ходили на фабрики в Москву, Павловский Посад или в Коломну на литейный завод г. Струве, оставляя дома жён и детей и нанимая к ним на лето работников из Рязанской и Тульской губерний. Крестьяне были религиозны, строго соблюдали посты. С 1875 г. в селе открыто земское училище. К началу XX в. деревянный храм обветшал и нуждался в капитальном ремонте. Средств церковная община не имела, чему косвенным подтверждением являлось то, что с 1887 г. после смерти диакона В.А. Третьякова была закрыта вакансия диакона и с 1897 г. после смерти пономаря Г.С. Маркова - вакансия пономаря.
    Своими силами приход вряд ли мог справиться даже с ремонтом церкви. 4 февраля 1897 г. в Москве, в квартире воспитателя земледельческой школы, надворного советника Фёдора Васильевича Соболева, собрались уроженцы с. Никульское, проживавшие в Москве: крестьяне A.С. Лазарев, В.Г. Чистов, Е. и Ф.Е. Ермоловы, А. и В.К. Марковы, а также брат хозяина квартиры, личный почётный гражданин Матвей Соболев. Они были озабочены состоянием храма в родном селе. Лучше всех дела прихода знал Ф.В. Соболев, так как его брат Пётр уже 30 лет служил дьячком в этой церкви. В роду их матери Ольги Михайловны Никольской место дьячка в церкви с. Никульского с 1740 г. передавалось из поколения в поколение. Брат Ольги Михайловны, Тимофей, уступил его своей сестре. В 1842 г., место получил Василий Петрович Соболев, женившись на ней. Здесь он служил до самой кончины в 1867 г., после чего дьячком стал его сын Павел Васильевич, единственный кормилец семьи из пяти человек, а было ему тогда 11 лет. Собравшись на квартире Ф.В. Соболева, односельчане выработали смелый план возведения в селе нового трёхпрестольного каменного храма, и, что самое главное, у них хватило настойчивости и деловой сметки выполнить его. Собравшиеся решили считать присутствующих членами строительного комитета, немедленно отслужить в Чудовом монастыре в Кремле молебен пред мощами Святителя Алексия и пред иконою Святителя Николая Чудотворца, прося их помощи и молитв о благопролучном завершении задуманного ими святого дела. Избрали председателя (самого старшего по возрасту из присутствующих) и секретаря. Решили, собравшись на Пасху в Микульском, просить крестьян утвердить членов строительного комитета и уполномочить их на устройство кирпичного завода для постройки храма и на право продажи лишнего кирпича для получения средств на постройку. Крестьяне после пасхальной литургии 20 апреля 1897 г. и после молебна перед образом Святителя Николая написали приговор: дать близ старой деревни бесплатно землю для постройки нового храма, отвести участок для кирпичного завода, помогать в подвозе материалов, но не далее 10 вёрст. Летом завод уже построили: две печи, два сарая и сторожка. Управлять заводом решился псаломщик (дьячок) Пётр Васильевич Соболев. Главную проблему всех строительных и восстановительных работ нашего времени, где взять кирпич, тогда просто не поняли бы. Нет кирпича - сделаем, и он на заводе, управляемом псаломщиком, получался отличный, без трещин, приятного тёмного цвета с гладкой поверхностью. Через год материал для постройки был собран, изготовлено несколько сот тысяч кирпичей, привезены песок и камень. Денег собрали 5200 рублей. Строительный комитет через Ф.В. Соболева обратился к преподававшему в земледельческой школе архитектору Александру Фелициановичу Мейснеру (1859-1935) с просьбой составить план и проект храма. Он согласился и, более того, взялся руководить стройкой, притом всё бесплатно. «И зачем ему это было нужно?» - подумает наш расчётливый современник, особенно если узнает, сколько ещё обязанностей и требующих неусыпного внимания работ было у Александра Фелициановича. Кроме земледельческой школы, он преподавал в Училище живописи, ваяния и зодчества, состоял архитектором при Лазаревском институте восточных языков (где также вёл строительство), с 1899 г. стал архитектором при странноприимном доме графов Шереметевых. Участвовал в строительстве клиник на Девичьем поле в Москве, создал новый фасад здания Дворянского собрания (в советское время известного как Дом союзов). В конце жизни он был удостоен звания Героя Труда. Его проект был грандиозен: пятиглавый храм с отдельно стоящей высокой колокольней. Строительный комитет долго высчитывал все возможные источники поступления средств, но пришёл к выводу, что строительство стоимостью более 100 000 рублей приходу не осилить, и попросил уменьшить размеры вполовину, сделать храм одноглавым. А.Ф. Мейснер скоро начертил другой проект и подал его на утверждение в строительный отдел Московского губернского правления. Члены же комитета получили благословение на строительство храма у митрополита Московского Владимира. Затем была сделана планировка, вырыты ямы для фундамента.
    В соседние сёла и в Коломну отправились гонцы с извещением, что 26 сентября 1898 г. в с. Никульском будет торжественно совершена закладка нового каменного храма. Несмотря на холод и пронизывающий ветер, собралось до 10 000 человек. Из Москвы приехали некоторые жертвователи на храм. Отцом благочинным была отслужена литургия, и крестный ход двинулся к месту закладки. Там был отслужен молебен и положены краеугольные камни. С весны 1899 г. приступили к строительству. Через три года храм был доведён до сводов. Дело затягивалось из-за недостатка средств. Члены комитета рассылали письма с просьбами о помощи своим знакомым, обратились на фабрики, где работали уроженцы села. Пожертвования поступили из обеих столиц, сборы произвели рабочие завода Струве в Коломне, фабрик М.Ф. Михайлова, М.Т. Константинова и К.И. Бутюгина, товарищества Бутиковых в Москве и фабрики М.П. Абрамова в Богородском уезде Московской губернии. Собрали около 15000 рублей. Строительство снова пошло. В 1901 г., в праздник Покрова, при стечении народа были подняты и водружены на главах храма кресты, пожертвованные братьями Соболевыми. На пожертвование жителя сельца Молитвено Инарова (5000 рублей) установлена ограда. Нужны были деньги на большой колокол. Члены строительного комитета между собой собрали почти половину требуемой суммы. Жертвовали и какие-то старушки из сельца Молитвено с пожеланиями, чтобы новый колокол был слышен и у них в сельце, и священник, и доктор, и многие другие, так что даже может показаться, будто собирать пожертвования в то время было делом несложным - подставляй шапки, и деньги посыплются. Но это не так, счет деньгам знали и тогда, и не все легко расставались со своими кровными. Например, владелец завода в Коломне и уездный предводитель дворянства барон А.А. Крюденер-Струве, человек богатый, к тому же имевший в приходе строящейся церкви доходное хозяйство, пожертвовал 500 рублей - сумму значительную, но блекнущую в сравнении с пожертвованиями живших на жалование братьев Соболевых (1400 рублей) или жителя сельца Молитвено И.Г. Инарова (2000 рублей). Всего собрали 8500 рублей и на заводе Самгиных в Москве заказали колокол в 406 пудов. На нём была сделана надпись: «Благовествуй колокол милой родине, призывай на молитву прихожан, пробуждай в умах их память о жертвователях: Г. Инарове, А. Лазареве, В. Чистове, А. и В. Марковых, Е. и Ф. Ермоловых, братьях Ф. и М. Соболевых, Е. и А. Бабушкиных, Г. Лабзиной, А.Ф. Мейснере-архитекторе». Колокол доставили в Коломну, подальше, в Микульское, довезти не дала наступившая весенняя распутица. Однако прихожане столь сильно желали к Пасхе поднять его на колокольню, что, собравшись со всеми родственниками и знакомыми, тысячной толпой впряглись в сани и волоком притащили колокол в село. Поскольку день был ненастный, в дороге людей подкрепляли едой, чаем и вином. В пятницу, на Пасху 1904 г., после литургии и молебна, собравшимся из окрестных сел и деревень народом колокол был поднят. При первом его ударе все сняли шапки и перекрестились. (Вряд ли кто-нибудь из тех, кто собрался тогда у церкви, мог представить себе, что через 20 с небольшим лет по приказу безответственных и потому с лёгкостью распоряжавшихся чужим добром властей колокол скинут, да и саму: колокольню разрушат. Но вряд ли многие из присутствовавших дожили до того времени).
    Почти всё внутреннее убранство храма и необходимые для богослужения предметы были пожертвованы разными лицами. Фабрикантом Константиновым - серебряные вызолоченные напрестольные крест и евангелие. Святая дарохранительница, потир, дискос, звездица, лжица из массивного серебра - потомственным почётным гражданином Ф.Н. Васильевым в память своих родителей. Семисвечник - женой московского фабриканта А.Ф. Бутюгина. Серебряное вызолоченное Евангелие на престоле в приделе Святителя Феодосия Черниговского - крестьянином Ф. Борисовым. Стоящие перед местными иконами высеребренные 17 подсвечников - вдовой московского купца А.А. Бутюгиной. Все стёкла для храма пожертвовал A.M. Бабушкин, а двери (первая из соснового дерева, вторая наполовину из цветных стекол) - подрядчик столярных работ С.И. Волков, сам приехавший их навешивать. 17 июля 1904 г. благочинным протоиереем Василием Покровским вместе с настоятелем храма Василием Знаменским и священниками окрестных сёл были освящены приделы святителя Николая и святителя Феодосия. Главный престол во имя Покрова Богородицы 18 июля освятил преосвященный Парфений (Левицкий, 1858-1921), которому сослужили протоиерей из храма Христа Спасителя и протодьякон Успенского собора, что в Московском Кремле, Константин Розов и другие священники. В окрестных сельских храмах никогда ещё не было архиерейского богослужения, и собралось множество народа. День был воскресный, ясный и тёплый. По окончании богослужения преосвященный Парфений, епископ Можайский, отправился с духовенством и гостями в земскую школу, где приготовлен был обед на 150 человек. Иконой с изображением святых, имена коих носили вновь освящённые приделы, преосвященный во время обеда благословил лиц, особенно усердствовавших в построении храма и помогавших пожертвованиями: М.Т. Константинова, И.Г. Инарова, А.А. Струве, A.M. Бабушкина, Д.Н. Березина. Преосвященного Парфения провожали с колокольным звоном. Звонили целый день. К храму с. Никульского были приписаны две часовни в сельце Молитвено: деревянная на кладбище, и небольшая каменная в конце сельца.
    В приходе с. Никульского была земская школа, учреждённая в 1884 г. В селе, кроме каменной, стояла старая деревянная церковь с деревянной колокольней и оградой. В 1909 г. она была отремонтирована, и в ней зимой совершались богослужения. В ней было два престола: Святителя Николая и Покрова Пресвятой Богородицы. Причт церковный издавна состоял из священника, диакона, дьячка и пономаря. В 1881 г. к церкви с. Никульского был переведён священник Василий Васильевич Знаменский (род. 1841). Он окончил Вифанскую Духовную семинарию с аттестатом 2-го разряда, рукоположен во священника к Христорождественской церкви погоста Подболотного Дмитровского уезда. В 1881 г. переведён в с. Никульское. В 1906 г. по болезни уволен за штат. Состоял духовником местного благочиния с 1896 по 1907 г. Жена Аполлинария Михайловна (в 1916 г. ей было 68 лет). Их дети: Иоанн-священник, Николай-диакон, Владимир-священник, Надежда. Надежда Васильевна Знаменская была замужем за священником Павлом Ивановичем Лебедевым, который служил в храме с. Никульского с 1906 по 1914 г. В 1914 г. он скончался. У о. Павла и Надежды Васильевны Лебедевых были дети Виктор и Любовь. Псаломщик Пётр Васильевич Соболев служил при Никольском храме с 1867 по 1906. В 1906 г. скончался. У Петра Васильевича и его жены Анны Петровны Соболевых были дети Александр (псаломщик, служил при Никольском храме) и Иоанн (обучался в Московской Духовной семинарии). Псаломщиком был Григорий Самуилович Марков (84-х лет). Причт церковный в конце XIX в. по штату состоял из священника и псаломщика. В 1914 г. ко храму с. Никульского был перемещён священник Александр Васильевич Покровский (в 1916 г. ему было 42 года), сын протоиерея. В 1895 г. он окончил Московскую Духовную семинарию с аттестатом 2-го разряда. С 1885 по 1886 г. он был помощником законоучителя и учителем церковного пения в Городищенской церковноприходской школе Коломенского уезда. С 1886 по 1897 г. состоял учителем Настасьинской земской школы Коломенского уезда. В 1897 г. рукоположен во священника к Покровской церкви с. Покровского Бронницкого уезда. С 1897 по 1908 г. был законоучителем в местной земской школе. В 1904 г. награждён набедренниом, в 1909 г. скуфьёй. У о. Александра и его жены Ольги Павловны было семеро детей. В 1908 г. он был перемещён к Сретенской церкви с. Настасьина Коломенского уезда. С 1908 по 1914 г. состоял законоучителем Настасьинской земской школы. В 1914 г. переведён в с. Никульское, в том же году стал законоучителем Никульской земской школы. Отцу Александру сослужил псаломщик Александр Петрович Соболев (28 лет), сын псаломщика. Он обучался в Иконописном училище при Троице-Сергиевой Лавре. В 1906 г. определён к храму с. Никульского. В 1909 г. призван в армию, демобилизован в 1911 г. Снова поступил на место псаломщика. Попечителем земской школы в с. Никульское был уездный врач, прекрасный диагност Модест Александрович Лозовский. Он ремонтировал на свои деньги школу, покупал учебные пособия, в посты давал деньги на угощение ребят чаем с белой булкой. Он был состоятелен и с малоимущих больных не брал денег. Как уездный врач он часто посещал дворянские и купеческие усадьбы. Московский богач А.А. Найденов приглашал его к больной дочери в свою усадьбу «Северское». Правда при этом высказывались сомнения - не лучше ли пригласить какого-нибудь известного московского врача. М.А. Лозовский неоднократно избирался гласным Коломенского уездного земства, был попечителем земской школы с. Никульского, первым руководителем народной бесплатной библиотеки-читальни им. А.С. Пушкина, одним из основателей первой в Коломне общедоступной библиотеки им. И.И. Лажечникова.
    В 1917 г. настоятель церкви о. Василий Знаменский умер. Его вдова Аполлинария в начале 1918 г. обратилась в епархиальную кассу взаимопомощи с просьбой о выдаче пособия в связи со смертью мужа. В советское время церковь была закрыта, разобраны глава, колокольня, церковная ограда. В 1991 г. храм передан общине верующих и восстанавливается.

    Ответить Подписаться